Операция – это всего лишь изменение части тела. Но не изменения нашей жизни и взгляда на неё

МОЗГИ ВАЖНЕЕ СИСЕК 

Есть такое выражение – «золотые руки». У нашей героини золотые… Хм. Скажем деликатно – золотой бюст. В переносном смысле. И в прямом, учитывая, сколько в него вложено денег. Ирэн Феррари, самая большая грудь страны. Её знают миллионы. Мужчин и женщин. Светская львица, тусовщица и просто – успешная женщина.

Тёзка Лоло Феррари (настоящее имя Ив Валуа), французской актрисы (в том числе, порно), певицы, фотомодели. У Лоло была самая большая грудь в мире. Что не помешало француженке в свои 37 лет принять смертельную дозу транквилизаторов. Выяснилось, что Лоло долгое время страдала депрессией. Пообщавшись с Ирэн Феррари (настоящее имя Ирина Мацына) становится ясно: депрессия не для неё. Самая большая грудь России жизнерадостна и доброжелательна. И готова грудью закрыть Родину. По крайней мере, малую – небольшой посёлок в Нижегородской области.

Сколько у вас было операций?

– Честно говоря, не помню. Мне иногда делали несколько операций за раз. Как-то модифицировала грудь, а мне заодно сделали операцию на талии. Я просто так заикнулась, мол, неплохо было бы и талию сделать, а хирург воспринял это серьёзно. Вот как это считать: одна операция или две? 
– Теперь вы, наконец, остановитесь?

– Нет, буквально на днях я обратилась к хирургу. Хочу на этот раз кое-что уменьшить. Но пока это – секрет.

 – Вы – звезда социальных сетей. У вас множество поклонников, как их принято называть, «фолловеров». Кто эти люди?

-  Я сама удивляюсь, но очень много женщин. Причём, возраст их к сорока или за сорок. Много состоятельных женщин. То есть тех, кто состоялся в карьере, в творчестве. Таких, наверное, половина.  

- Вам не кажется, что процесс модификации себя стал у вас своеобразным хобби? И вы уже не можете остановиться?   

Да, я не отрицаю этого. Я сама предупреждаю своих знакомых, кто решается на операцию, что это затягивает. Человек видит, что может изменить себя, и изменяет снова и снова. Как девушки экспериментируют с цветом волос, так же начинаются эксперименты с собственным телом. Разумеется, должна быть какая-то грань разумного. Но, кто устанавливает эти грани? Я не знаю…

Ну, наверное, вы?.. Вы же платите деньги, причём, немалые?

- Я давно не плачу своему хирургу. Он всё делает бесплатно. Я даже не знаю: кому больше повезло, - мне с ним, или ему со мной. Он как-то мне сказал: я не понимаю, как ты так можешь. Люди после операции мучаются, им больно. А ты надела новые сиськи, как новую пару обуви – и пошла…

-  Как происходит момент принятия решения о новой операции?

- Это всё из головы. Просто хочется, и всё.

- У меня, например, нет ни одной модификации тела, я даже украшений не ношу, поэтому мне крайне интересно – как приходит понимание того, что нужно что-то изменить?

- А у меня 22 пирсинга на теле. (Смеётся). Правда, не знаю. Ну, вот с грудью я на данный момент остановилась. Меня устраивает размер.

Кстати, какой? 

- Честно признаюсь: не знаю. Я шью бельё на заказ. Как мне подсчитать мой размер?

Логично. Вы сказали что всё дело в голове. Вам не кажется, что люди неуравновешенные не могут остановиться? Не случайно же во времена СССР до пластической операции, надо было получить справку у психиатра?

- Согласна на все сто! Я за это двумя руками, ногами и грудями! За то, чтобы ввели закон, по которому, прежде чем делать пластическую операцию, человек должен получить справку о своём психическом здоровье. Я это поддерживаю целиком и полностью.

Если вы в постоянном поиске, бывают ли у вас чувства прострации, возможно, даже депрессии? Особенно, если что-то не устраивает в облике?

- Нет, у меня такого никогда не бывает. Не грустила, когда у меня не было грудей, не грустила, когда они появились. Я никогда не огорчалась, не плакала. Я безумно счастливый человек. И всегда говорю: не думайте, что вы станете счастливым, если у вас изменится грудь, форма ушей или носа. Это совершенно не значит, что что-то изменится в вашей личной жизни. Не значит, что вы станете счастливым, успешным. Совершенно нет. Прострация, как вы сказали, возникает тогда, когда люди возлагают большие надежды на пластическую операцию. А, сделав её, не получают то, о чём мечтали. Операция – это всего лишь изменение части тела. Но не изменения нашей жизни и взгляда на неё. Начинать нужно с изменений в голове. А не с изменений в теле. Я, например, делаю операцию для себя. Я счастлива в любом случае. Операция не может изменить жизнь. Мужчину не встретишь, сделав операцию. Тысячи стриптизёрш увеличивают сиськи, танцуют по всей Москве и остаются несчастными. Я считаю, что самое главное в женщине – это мозги. Мозги важнее сисек.

Тогда, зачем вы всё это делаете? Именно вы, Ирэн Феррари? 
- Так Ирэн Феррари и началась с операции! Я хотела большую грудь, я её себе сделала. И когда сделала, то подумала: почему бы это не использовать? Я пошла к газетному киоску, купила жёлтую прессу, позвонила в редакции и сказала: хотите интервью с женщиной, у которой самая большая грудь в стране? И была поражена, когда журналисты буквально загорелись: да-да, конечно! Я тогда подумала – они пишут о сиськах, они сошли с ума?!

То есть, это бизнес-проект?

В определённом смысле. Грудь-то я делала просто так. А затем решила использовать её, как средство производства. Тут-то и родилась Ирэн Феррари. Я сменила имя, фамилию и стала известной.

Почему такой псевдоним? В честь дорогой иномарки?
Вы не поверите. Всё получилось случайно. На лекции по латинскому языку – я училась на юриста – мы честно скучали с подругой. И стали обсуждать, какая бы мне подошла фамилия. Подруга и говорит – Феррари. Только имя Ирина к ней не подходит. А что если, Ирэн? Ирэн Феррари, вот красиво! А о машине такой марки я тогда и не знала. Так что я благодарна своей подруге, Катюшке, за новое имя. Оно красивое. Ну, как красивая дамская сумочка. Журналисты всегда пишут, что это в честь машины. Но вы теперь знаете правду. 
Вы же из Ильиногорска, небольшого посёлка в Нижегородской области. Часто туда ездите?

- Да, постоянно. Вижусь с родственниками, с друзьями. И никогда не забываю, кто я и откуда. Земляки, особенно землячки, очень мной гордятся. Я не очень понимаю – за какие заслуги. Ну, сделала большую грудь, разве это – подвиг. Но мне приятно от мысли, что я приношу радость своей малой Родине.