Маршак - наука и методы лечения алкоголизма и наркомании из первых уст

Сергей Судаков

директор НИИ нормальной физиологии РАМН, член-корреспондент РАМН, профессор.

"Методика делает человека устойчивым к проявлениям стресса"
Татьяна Клименко

помощник министра здравоохранения РФ, доктор медицинских наук, профессор.

"Методика учит преодолевать главные негативные эмоции человека"
Василий Мосин

Российский стрелок, заслуженный мастер спорта РФ, Олимпийский чемпион.

"Методика может применяться в любых случаях"

Главные методы избавления от алкогольной или наркотической зависимостей


Главные методы избавления от алкогольной или наркотической зависимостей

Он, как говаривали раньше, «из хорошей семьи». Дед – знаменитый поэт, переводчик, драматург. Кто из нас не помнит строк «Ищут пожарные, ищут милиция, ищут фотографы в нашей столице…»? А уж его переводы классиков английской литературы, особенно Шекспира!..

Отец – выдающийся физик. Создатель целой новой отрасли в науке – физика электрического разряда в газах. Сын и внук - Яков Иммануэльевич Маршак. Выпускник мехмата МГУ, одной из лучших математических школ мира. Увлёкся медициной, окончил 2-й московский мед. В начале 90-х открыл одну из первых частных клиник по лечению алкоголизма и наркомании. Тогда из каждого утюга неслось «Клиника Маршака, клиника Маршака…» Заведение это существует и по сей день. Жив-здоров, слава Богу, её основатель. Почему «Клиника Маршака» не имеет к самому Маршаку никакого отношения? История успеха и предательства. А также – наука и методы лечения алкоголизма и наркомании из первых уст.

- На чём основаны главные методы избавления от алкогольной или наркотической зависимостей, которые сейчас есть на рынке?

- Нужно разделять две составляющие одного процесса: лечение и реабилитация. Лечение – это снятие острого состояния, которое бывает в основном у «опиатных» наркоманов (принимающих наркотики морфиновой группы,  частности, героин – «Ломке-нет!») и алкоголиков.  Только затем наступает другая фаза. Нужно дать человеку систему навыков того, как ему дальше оставаться трезвым. Методы бывают разные. Как правило, это признанная во всём мире 12-шаговая методика. То, что применяют «Анонимные алкоголики», «Анонимные наркоманы», «Анонимные игроки» и так далее. В основном, эти все программы существуют за рубежом. У нас настоящих, действенных программ, как правило, нет.

- Почему?

Мне очень сложно ответить на этот вопрос. Ну, почему, скажем, нет моей клиники?
- ????

- Клиника-то есть. Только я не имею к ней никакого отношения. В начале 2000-х годов пришли люди и сказали: подписывай отказ от своего детища.

- То есть, это был такой рейдерский, криминальный захват?..

- Мне тяжело это вспоминать. Знаете, у моего дедушки есть двустишье, которое он написал, переводя шекспировского «Короля Лира», песенку шута: «Вскормил кукушку воробей – бездомного птенца. А тот возьми да и убей приёмного отца». Основную роль во всём этом играл человек, которого я избавил от наркозависимости. Большие деньги – тогда конкуренции почти не было – вскружили ему голову. И он решил, что не хочет делиться. Мою подпись под отказом от клиники выбили, угрожая жизни моей жены. Мне пришлось уехать в Соединённые Штаты. Несколько лет я прожил там. Создал клинику в Малибу. Кстати сказать, в США считается хорошим результатом, если из 100 наркозависимых через год только пятеро не употребляют наркотики. То есть, 5% - хороший результат. Мы проверяли 200 человек, прошедших через мою клинику здесь, в то время, когда я ей руководил. Причём, проверяли не так, как в Америке – через год. А через два! Так вот через два года не употребляли 144 человека. Представляете, какая разница?!

- Да, впечатляет. А по срокам ремиссии – наибольший какой?

- Моё дело начиналось с 1991 года. Это была никакая не клиника, это был кружок из шести пациентов. Так вот, из них никто не употребляет до сих пор. Все они процветают.

- Почему другие не могут похвастаться такими результатами?  

- Большинство программ создаёт систему убеждения: надо обязательно оставаться трезвым! И люди пытаются за это зацепиться. Но их инстинкт наркоманический или алкогольный берёт своё. Человек срывается. Причём, как рыба, которая, пытаясь уйти с крючка, заглатывает его глубже и глубже. Есть фотографии определённых участков мозга, которые убедительно доказывают: алкоголизация мозга идёт гораздо быстрее, если человек пьёт с перерывами. Феномен этот пока недостаточно изучен. Возможно, это связано с усилением тяги из-за неполучения желаемого. Лучшая аналогия – с задержкой дыхания. Мы задерживаем дыхание и не дышим, минуту, две. Потом без воздуха становится невыносимо и мы вдыхаем всеми лёгкими, удовлетворяя свою потребность в кислороде.

- Причём, вдох будет гораздо глубже, чем при нормальном дыхании…

- Именно! Алкоголизм – это инстинкт. Инстинкт борьбы с состояниями наших дисфорий (дисфория – болезненный упадок настроения и сил - «Ломке-нет!»). Я придумал методику, как нивелировать этот инстинктивный механизм. Он – не медикаментозный. И работает по аналогии с накачкой мышц нашего тела. Только в моём случае речь идёт не о бодибилдинге, а от брэйнбилдинге.

- Накачке мозгов?

- Да. Как сделать, чтобы человек не страдал от тревоги? От панического расстройства? С помощью тренировки мозга. И у меня получалось с помощью брэйнбилдинга избавлять пациентов от депрессий и панических атак.

- Как вы оцениваете сегодняшний российский рынок услуг по лечению и реабилитации зависимых от наркотиков и алкоголя?

- Лечение – очень хорошо. Во многом, лучше чем за рубежом. В России есть уникальные методы, которые позволяют, скажем, за один день произвести детоксикацию наркомана, употребляющего героин. Процедура проводится под наркозом, она медикаментозная. И человека можно, что называется, «поставить в строй» для дальнейшей реабилитации. А вот тут как раз возникают проблемы. Дело в том, что в России реабилитация откровенно хромает. Реабилитация – процесс психологический, а значит, постепенный. Мой опыт показывает, что это достижимо для каждого человека, если он мотивирован и дисциплинирован. Точно так же, как если человек решил накачать мышцы, то дисциплинированно ходя в зал, делая это регулярно, он так или иначе наберёт мышечную массу. Даже те, у кого от рождения мышцы слабые. Помню, смотрел по телевизору соревнования по бодибилдингу. Чемпионом стал один парень из Екатеринбурга. У него в интервью спрашивают: вы такой сильный, потому что с Урала? Где все мужики настолько суровые?.. А он отвечает, что когда начинал качаться, тренер его гнал, потому что считал абсолютно бесперспективным. Так что, система равномерных нагрузок позволяет преодолеть даже неудачную генетику. То же самое и с головой. Мне удалось разработать методику, позволяющую справляться с синдромом дефицита удовлетворённости. Синдром этот, кстати, в 1990 году был провозглашён официальным диагнозом.

У меня, кстати, у самого был дефицит удовлетворённости. И была тяга к алкоголю. Но, к счастью, я тогда занимался йогой…

- …Сколько вы не пьёте?  

- Без малого, полвека. То, что я описываю, случилось в 1971 году. Так вот, я сделал упражнения, и мне стало очень хорошо. Так, что никакой бутылки уже не хотелось. И сейчас, когда мы приступаем к работе с пациентом, наша задача, заключается в том, чтобы как можно быстрее вернуть человеку возможность быть счастливым. У человека два вида хорошего настроения. Состояние неги и состояние восторга. Первое приходит во время отдыха. Второе – во время активности. Мы учим и тому, и другому.

- Ваше имя прочно ассоциируется с лечением наркомании и алкоголизма. Почему вы не открываете новую клинику в России?

- Дело в том, что я не бизнесмен. Я учёный. А деловым людям эта сфера сейчас не очень интересна. Норма прибыли, учитывая конкуренцию, достаточно мала. А работы много.

- Чем вы сейчас занимаетесь?
- С 2006 года я регулярно езжу на Чукотку. Там проблема алкоголизма – настоящее национальное бедствие. Жизнь целого народа под угрозой. У народов крайнего Севера генетика отличается от нашей. Они тысячелетиями жили в условиях, можно сказать, каменного века. И сопротивляемости к алкоголю у них нет.

Я занимаюсь наукой. Кроме того у меня есть пациенты. Это самая важная часть профессии. Нет ничего приятнее, чем встретить на улице человека, который бросается обнимать вас и говорит: «вы спасли меня, смогли излечить от алкоголизма, вылечить наркоманию. У меня всё хорошо, семья, дети, я процветаю!».