Чем могут помочь «психологи»

Глеб Яротто

Мы познакомились на бегу. Я спешил на работу, забежал купить сладкое коллегам. А она, уже со сладким кофе сидела в кафе при магазине. Крупные черты, склонность к полноте, но ещё в том возрасте, когда округлости не превратились в обвислости. 

Разговорились. Диана Симонова (фамилия изменена, любые совпадения случайны) родом из Коврова. Кто не слышал - есть такой райцентр во Владимирской области. Для меня городок не чужой. Отдавал Родине небольшой, но воинский долг в тамошней танковой дивизии.

- Чем занимаешься? 
- Я – психоаналитик. Занимаюсь психоанализом. Консультант и терапевт.

Диана закончила нижегородский иняз (сразу вспомнилось, «смесь французского с нижегородским»). Затем нашла в себе способности (склонности?) к психологии. Приехала в Петербург. Училась в коммерческом психологическом институте, коих по России великое множество. И вот теперь, дипломированный специалист анализирует по скайпу и при встречах.  Насколько успешно – сказать мудрено. Квартира в центре Питера тут явно не подсказчик. Ибо, папа у Дианы – замдиректора завода. И, судя по всему, чадо не забывает. 
Общение наше, исключительно деловое, было приятным и полезным. Я узнал, что такое «сновидческие сессии». Это когда группа единомышленников собирается и анализирует сны друг друга. Поведала она мне и о юнгианской синхронистичности (Яндекс в помощь). А также рассказала, как называются консилиумы психотерапевтов, на которых те обсуждают пациентов и делятся опытом. Название было крайне интеллектуальным, и я, к стыду, его забыл…

Что любопытно… За всё время нашего общения я не заметил ни малейшего интереса… Нет, ни к себе! На это я не рассчитывал после первых трёх минут беседы. К окружающему миру. «Моя фотосессия на Финском заливе», «Я хожу в этот ресторан», «Сны, которые я вижу». Робкий мой вопрос о каком-либо интересном или трудном случае, пролетел мимо ушей с массивными серьгами.

Через пару дней после встречи я задумался: таких ведь, как Диана – тысячи. Тех, кто, решая собственные проблемы (в подавляющем большинстве), получает так называемое «психологическое» образование. И ладно бы для себя. Чтобы, скажем, замуж удачно выйти (больше 80 процентов объявлений в Интернете – от аналитиков женского пола). Чтобы найти подход к работодателю. Или, стать объектом всеобщего положительного внимания. НЕТ! Дианы начинают практиковатьТерапевтировать страждущих.

Ещё лет десять назад индивидуальные кабинеты в бизнес-центрах были расписаны на недели вперёд. И не для деловых переговоров, -для психоанализа! Сейчас тратиться не нужно даже на почасовую аренду. Есть скайп, есть видеоприложения в «Вайбере» или в «Уотсаппе». Вот раздолье-то! Анализируй то, анализируй это. Причём, не выходя из дома. А деньги на карту, скажем, «Сбера». Шикарно!
Но вот вопрос: насколько такие, с позволения сказать, «специалисты» в состоянии решить насущные проблемы своих пациентов? И, ладно если проблема – неуверенность в себе при очередном трудоустройстве. А если это – функциональное расстройство? Как «психоаналитик»-Диана его диагностирует? В промежутке между фотосессиями на побережье Финского залива? И, главное, как она сможет помочь? Я не буду сейчас говорить о Фрёйде и его последователях: даже во фрейдистской Америке отношение к «отцу психоанализа» сейчас - как к талантливому, но мечтателю. Кто не верит – почитайте познавательную книгу Риты Картер «Как работает мозг?» Монография достаточно свежая, переведена и богато иллюстрирована. Или многочисленные книги Амена, например.

Вернёмся к Диане. Чем она и ей подобные помогут нам? Ведь молодые «психологи» не знают основ ни физиологии, ни психиатрии. Они вооружены оч-чень весомо звучащими, и настолько же сомнительными понятиями. Они избегают «переносов» и директив. А что это значит? 
Ровно то, что согласно кодексу психоаналитиков, пациент должен сам до всего дойти и сам принять решение. Дело психолога – помочь пациенту разобраться: в чём его проблема.  

Представляете, кардиолог объясняет пациенту с сердечным приступом: «У вас, голубчик, сердечная мышца плохо питается. Скорее всего, сосуды неважно работают. Кровь по ним плохо циркулирует, кислорода не хватает. Возможен некроз ткани – по науке, инфаркт миокарда. Я вам всё рассказал. Так что, принимайте решение, голубчик. САМОСТОЯТЕЛЬНО!»

Я, конечно, утрирую. Но не так уж сильно. Ведь многие состояния: пониженный тонус, панические атаки, депрессии (не дай Бог!) – штуки, очень неприятные. И не только осложняют жизнь, как выражаются врачи, понижают её качество, но и, в случае депрессии, могут приводить к непредсказуемым, порой, крайне печальным последствиям (оцените осторожность в подборе формулировок). Как нам помогут все эти с позволения сказать, «психологи» во главе с Дианой? Ведь они с самого начала предупреждали: решение что делать икак жить принимает пациент. А следовательно, психологи, психотерапевты, психоаналитики и прочие психо-, никакой ответственности НЕ НЕСУТ! Ну, он же сам, пациент выбрал в окно выйти. Мы-то тут причём?

А уж в случае молодых, не обременённых жизненным опытом всезнаек, любые претензии к качеству психологической помощи – штука безнадежная. 
Разумеется, я ни в коем случае не хочу обидеть опытных психологов. У которых, как правило, медицинское образование. Понимание того, как устроен человек. Ведь психосоматика потому и называется так, что помимо души – «психо» включает и «сому» - тело. Одно без другого немыслимо. И попытки целить что-то одно – это страшный сон. Для разбора на ближайшей "сновидческой сессии".